ФЭНДОМ


Александр Градский (Alexander Gradsky):2000 Год

Пусть мир торчит на паперти и слезно просит истины,
И снова спит до одури, вины своей не мня,
А мы строчим по памяти, а мы кроим по выкройке
Одни и те же контуры стремянного ремня.

Неужели мы дожили до нового столетия?
Вот-вот тысячелетие второе проживем.
С такой же мерзкой рожею, с такою же отметиной,
С такими же котлетами, которые жуем

А их готовят загодя, а их пожарят с кровию
Их пользу для здоровия докажут, объяснят.
А мы сожрем их, радуясь с покорностью коровию,
Как жрали все, что парят нам, две тыщи лет подряд.

Прости меня. Здрассте, три нуля!
Лейте елей на троих нулей.

Но мы проходим гордо и мы все-таки красивые
Дебелые, степенные, хоть наше дело – швах!
Хотя и с красной рожею, хотя с носами синими,
Хотя и с белой пеною на крашеных губах.

Пусть ум мы заморозили, не зрим возню осиную,
Пускай мы мыслим прозою, и "лаптем щи хлебам"
Но гриб лилово-розовый, но гриб наш под осиною,
И даже "под березою" все ж вам не по зубам.

Но май придет - отмаемся. В июне все разъедутся
Кто на месяц, кто надолго, а кто и навсегда.
И кто на что обманется, кто плюнет, кто зарежется…
Кто нам истец, где каторга, без срока и суда?

Прости меня. Здрассте, три нуля…
Лейте елей на троих нулей.

Хотите, не хотите, но мы верим, что надежда есть,
И если не ходить в кино, то, значит, есть любовь.
И значит наша Родина не всем успела надоесть,
И надо только съесть говно и выпить чью-то кровь.

Как кровь - любовь рифмуется, две тыщи лет мир мается.
Он нас стихом с конвейера поточно одарит.
Ах, он, блин, добалуется, ах, он, блин, доиграется,
На сковородке времени мир точно подгорит.

Весь век просрали начисто, потворствуя язычеству,
Поддавшись увлечению и трепу королей.
Но три нуля по качеству и даже по количеству,
И явно по значению - все ж лучше двух нулей

Прости меня… Здрассте, три нуля!